andrej kraft (andrej_kraft) wrote,
andrej kraft
andrej_kraft

Categories:

Норвежская разведка о России

Пару дней назад я уже упоминал о докладе начальника военной разведки Норвегии. В принципе, всегда интересно, что о тебе думают твои "международные партнеры", а текст был на английском и оказался не особо сложным (чай, не роман какой-нибудь), поэтому есть смысл привести его целиком. Но для начала небольшая справочка.

Разведывательная служба "Нис" вооруженных сил Норвегии (NIS – Norwegian Intelligence Service англ., Etteretningstjenesten – E-tjeneste нор.) в соответствии с законом "О разведывательной службе" (Lov om Etterretningstjenesten) 1998 года с дополнениями 2001 года является единственным государственным органом Норвегии, которому предоставлено право ведения разведывательной деятельности как с территории страны, так и за её пределами. Кстати, вряд ли это влияет на эффективность работы службы, но интересно, что служба "Нис" является одним из немногих подразделений норвежских ВС, у которых официальное название на английском - еще год назад их три таких было, теперь осталось только два.

Генерал-лейтенант Къелл Грандхаген (Kjell Grandhagen) был назначен начальником этой службы шесть лет назад. Как видно, за прошедшие годы профессиональная паранойя не перешла у него в терминальную стадию, поэтому ранее он отмечался вполне трезвыми и взвешенными оценками в отношении России. В январе 2016 года Грандхаген сдал пост бывшему начальнику штаба Объединенного оперативного командования генерал-лейтенанту Мортен Хага Люнде (Morten Haga Lunde) и с почетом ушел на пенсию в возрасте всего 42 с половиной лет.



Но в октябре прошлого года Грандхаген пока оставался вполне себе действующим разведчиком, да еще и самым главным, когда его пригласили прочитать доклад "О России, Арктике и об изменениях в окружающей безопасности" перед Политическим комитетом Стортинга (норвежского парламента).

Kjell Grandhagen

В начале своего выступления Грандхаген отметил, что действия России на Украине значительно ухудшили климат политики безопасности в Европе. Введение санкций и ответных мер оказало ограниченное воздействие, и спустя 18 месяцев после аннексии Крыма отношения между РФ и западными странами остаются напряженными. При этом Россия стала более непредсказуемым игроком в сфере внешней политики. Украинский конфликт продемонстрировал готовность и способность российского руководства использовать все имеющиеся у государства средства для достижения своих целей, даже за счет бедственного положения в экономике. В Сирии Россия оказалась готова к военному вмешательству за пределами своего ближнего зарубежья. Россия представляется все более ориентированной на угрозы, а конфликт на Украине является признаком осознаваемой угрозы, вызванной страхом перед так называемой "цветной революцией" и вмешательством Запада в дела других государств. Это также отразилось в сирийском конфликте, где Россия позиционирует свою на поддержке идеи о многополярном мире, в соответствии с которой Россия балансирует на позиции, поддерживаемой США и играет приобретает больший вес на мировой арене.

В отличие от реакции на украинский кризис за пределами России, внутри страны рейтинг Путина резко вырос. Тем не менее, конфликт затягивается, давление на режим растет, особенно с учетом экономических последствий. Что касается разведки, то происходящие события обеспечили получение ценных сведений относительно направления деятельности и задач РФ.

Анализ действий России в отношении Украины Грандхаген предварил краткими итогами военных действий РФ в Грузии в 2008 году. Как считается, несмотря на общий успех военной операции, были выявлены некоторые серьезные недостатки в ВС России, главным образом для устранения которых в том же году и была начата военная реформа. Преобразование российских вооруженных сил в более компактное и мобильное формирование заложило основу достигнутых РФ результатов на Украине. Несмотря на экономические сложности, руководство страны намерено продолжать вкладывать средства в модернизацию вооруженных сил.

В результате кризиса на Украине западные страны извлекли три урока, и все они связаны с реформой ВС РФ.

Первый урок состоит в том, что значительно возросла быстрота реагирования российских ВС. Россия продемонстрировала впечатляющую способность быстро концентрировать военную силу для проведения эффективной, скоординированной и сложной операции.

Второй урок связан с временным аспектом и относится к так называемой "концепции усиления". Военная реформа повлекла за собой переход от "концепции мобилизации" к "концепции усиления" на основе сил постоянной готовности и сил быстрого развертывания. Кризис на Украине показал, что российская "концепция усиления" работает.

Третий урок – широкое использование Россией в ходе кризиса на Украине ряда государственной власти в таких масштабах и с такой степенью координации, которые никогда не отмечались ранее. Эти инструменты были применены в форме так называемой "гибридной войны", то есть с гибким сочетанием классических военных действий и нестандартных мер, включая широкое привлечение гражданского населения и общественности.

И хотя все эти действия не являются новыми с точки зрения военной теории, иностранных экспертов удивляет точность, с которой они были выполнены. Разведывательная служба Норвегии наблюдала за комбинацией применяемых инструментов. Подход России заключался в задействовании классических ВС в виде десятков оперативных групп сухопутных войск батальонного уровня, артиллерии, средств ПВО, оперативного управления и материально-технического обеспечения, а также путем поставки сотен единиц танков, боевых бронированных машин и артиллерийских установок сепаратистам в Восточной Украине. Участвующие в военных действиях на Востоке Украины крупные подразделения так называемых "российских добровольцев" в действительности являлись выдающими себя за сепаратистов наемниками из состава сил специального назначения РФ, действовавшими в обмундировании без опознавательных знаков. Под руководством России применялись системы ПВО и действовали регулярные российские подразделения на территории Украины, а параллельно этому была организована сложная и скоординированная последовательность агитации, пропаганды, киберопераций и информационных операций в России и странах Запада.

Кризис показал, насколько стали важны невоенные средства в российском арсенале государственных инструментов. Кремль уделяет большое значение влиянию через средства массовой информации, и в целом, в информационной среде. И хотя степень координации и эффективности российской информационной пропаганды не стоит завышать, следует отметить, что эти средства широко используются, даже в мирное время. Российское восприятие угрозы предполагает, что конфликт рассматривается как нечто, постоянно существующее среди непримиримых гражданских систем. Поэтому Россия постоянно стремится передать свое изложение и комментарии всеми доступными способами. В результате создается "новая норма", где различия между гражданским и военным, мирным и военным становятся размытыми.

Таковы некоторые, пока только наиболее предварительные уроки, извлеченные из событий на Украине.

На таком фоне Грандхаген посчитал важным осветить общее видение внешней политики действующей российской власти. Как считается, Россия преследует две остающиеся низменными основные цели внешней политики. Первая цель – это региональное доминирование в странах СНГ, в зоне так называемого ближнего зарубежья. Вторая цель заключается в укреплении Россией статуса равноправной и уважаемой мировой державы. Обе эти цели очень тесно связаны между собой.

Одним из ключевых факторов стремления России доминировать на пространстве СНГ является желание Кремля сохранить буферную зону политики безопасности между РФ и Западом. В российском контексте, термин "политика безопасности" применяется в широком смысле. Решение руководства страны использовать различные широкомасштабные действия на Украине во многом является отражением экспансивного и сложного восприятия Москвой противника. Например, РФ рассматривает политическую и экономическую интеграцию между западными странами и странами СНГ как вызов национальной безопасности, независимо от того, имеет ли эта интеграция форму членства в ЕС или соглашения об ассоциации. Режим рассматривает такую интеграцию как первый шаг на пути расширения НАТО на пространстве СНГ – очевидной "красной линии" для России. Руководство страны, вероятно, опасается, что более тесная политическая и экономическая интеграция с Западом может привести к изменению социальной системы и системы ценностей в странах СНГ в сторону более либерального и демократического направления. Москва боится, что такое развитие событий может перекинуться в Россию и будет представлять угрозу для самого режима.

Другими словами, приоритеты внешней политики России отражают как убежденность в том, что Запад представляет собой классическую угрозу национальной безопасности, так и собственный страх режима потерять власть. Взятые вместе, эти аспекты объясняют многие действия России на Украине и в СНГ в целом. Специалисты норвежской военной разведки ожидают, что стратегические цели России на пространстве СНГ в ближайшие годы останутся неизменными. Нынешний внешнеполитический курс РФ можно назвать "реваншистским" в том смысле, что страна хочет видеть конец однополярного миропорядка с доминированием США, которое преобладало со времен окончания Холодной войны. При этом российская элита не предусматривает возврат советской эпохи, когда Россия была сверхдержавой в биполярном мире. Скорее всего, Россия стремится к многополярному мироустройству, что наиболее ярко выражается в ее стабильно развивающихся двусторонних отношениях с Китаем. Конфликт в Сирии еще один пример того, как Кремль пытается выступить независимым политическим посредником, взяв на себя ведущую роль в глобальной борьбе с терроризмом. Тем не менее, действия России в Сирии показали, что главная цель Москвы состоит в том, чтобы поддержать режим президента Башара Асада. Поддержка Асада основана на желании противостоять американскому влиянию на Ближнем Востоке, что, как надеется Кремль, будет способствовать ограничению свободы действий Вашингтона в более широком смысле.

Как уже упоминалось, руководство РФ критически относится к тому, что оно называет американской односторонностью, будь то в Ираке, Ливии или, косвенно, на Украине. Опасения состоят в том, что американская политика смены режима, в конечном счете, через так называемые "цветные революции" ставит под угрозу сам режим Путина. Другими словами, причины действий России следует искать в собственной внутренней политике, а также в сложной экономической ситуации, сложившейся в стране. Поэтому кампания в Сирии активно используется Кремлем для своей внутренней пропаганды, которая представляет президента Путина единственным гарантом стабильности в Сирии и в мире в целом, но больше всего – в России. Однако это не является демонстрацией силы. В реальности Путин находится под мощным давлением. Более того, нет гарантий того, что действия РФ в Сирии находятся на завершающей стадии, где ситуация может стремительно ухудшиться, тем более, что Россия сама стала мишенью исламского террора.

В ближайшие годы мы можем ожидать жесткой риторики со стороны РФ по ключевым международным вопросам. Государство и впредь будет активно использовать право "вето" в Совете Безопасности ООН и наращивать политическое сотрудничество с незападными странами.

Хорошо развитые экономические связи уже давно являются одной из ключевых задач внешней политики России. По мнению российских властей, эти связи крайне важны в свете того, что более половины государственных доходов РФ поступает от экспорта нефти. С учетом текущей цены на углеводороды для России крайне важно сохранить отношения с некоторыми странами Запада – в первую очередь, с покупателями энергоресурсов.

Несмотря на российскую риторику об обратном, в обозримом будущем государству вряд ли удастся заменить Европу на Китай в качестве ключевого торгового партнера. Это во многом объясняет, почему РФ продолжает стремиться к наращиванию своего политического влияния в Европе, в частности, путем установления связей с отдельными странами и политическими силами пророссийской направленности и, пытаясь посеять разногласия между европейскими государствами.

После возвращения Путина на пост президента в 2012 году, норвежская разведка фиксировала систематическую передачу рычагов власти от правительства администрации президента. На протяжении всего кризиса на Украине такое развитие событий подкреплялось предпочтением Путина принимать свои решения, основываясь на советах очень узкого круга доверенных лиц из структур разведки, обороны и безопасности. Это означает наличие малой возможности для существования альтернативных точек зрения относительно нынешней консервативной и авторитарной линии и, потому, слабые шансы на какие-либо реальные изменения в политике.

В таких условиях одним из важнейших является вопрос, насколько устойчивым является современный курс внешней политики России.

С этих позиций прежде всего было отмечено, что в краткосрочной перспективе не ожидается смена режима в стране. Российское общественное мнение остается чрезвычайно восприимчивым к националистическим патриотическим идеям, и, как упоминалось ранее, после аннексии Крыма рейтинг президента Путина значительно вырос. Альтернативное мнение в российской элите и оппозиции в последние годы стало еще более изолированным, чему способствовала высокая степень контроля за средствами массовой информации. В прошедшие 18 месяцев в России велась активная антизападная пропаганда, поэтому либеральную оппозицию все чаще называют "пятой колонной" и предателями, которые расшатывают ситуацию в стране с одобрения Запада. Убийство 27 февраля 2015 года оппозиционного российского политика Бориса Немцова – типичный пример политического климата в России, дающего минимум возможностей для существования альтернативного мнения.

Экономический кризис, который испытывает в настоящее время РФ, выявил целый ряд проблем российской политической системы. По прогнозу Международного валютного фонда (МВФ) нефтезависимая экономика России в 2016 году сократится на 3,8%, в то время как собственная оценка ЦБ РФ еще более пессимистичная. Для сравнения, в 2015 году наблюдалось небольшое увеличение на 0,6%, и это при том, что не так давно Россия несколько лет подряд имела годовые темпы роста экономики на 7-8%.

Падение цен на нефть в сочетании с западными санкциями снизили почти вдвое стоимость рубля за год, что привело к высокой инфляции и снижению реальной заработной платы после нескольких лет стабильного роста. Тем не менее, российское правительство продолжает уделять приоритетное внимание наращиванию военной мощи, несмотря на сокращение бюджета. Государство до сих пор сохраняет финансовые резервы, однако, низкая цена на нефть, отрицательный экономический рост и высокие российские амбиции приведут в течение нескольких следующих лет к необходимости их расходования.

Параллельно с этим долгосрочные тенденции развития демографической ситуации в стране свидетельствуют о старении населения, что потребует в перспективе резкого повышения производительности труда среди лиц трудоспособного возраста. Несмотря на это, политическое руководство твердо уверено в сохранении нынешней экономической модели с сильным государственным контролем и значительной долей лиц, тесно связанных с Кремлем. Отсутствие необходимых структурных реформ способствует сохранению кумовства, ненадежной правовой системы и зависимости экономики России от экспорта нефти. Поскольку экономическое развитие страны замедляется, правительству будет все труднее обеспечить тот уровень благосостояния населения, к которому оно привыкло.

Тем не менее, большинство аналитиков РФ согласно, что для российской экономики в долгосрочной перспективе максимальную угрозу представляют не цены на нефть и не западные санкции. Страна не смогла произвести необходимые структурные преобразования для принятия и изменения законов, борьбы с коррупцией, снижения последствий введенных санкций и низких цен на нефть, что будет иметь крайне негативные последствия.

В этой связи Грандхаген акцентировал внимание на причинах, по которым российские власти не предприняли необходимых мер для решения структурных проблем экономики. По его мнению, некоторым лицам крайне выгодно именно такое положение вещей, поскольку позволяет оперировать крупными денежными потоками, переводя их за пределы Российской Федерации. Речь идет о людях, находящихся в непосредственной близости от правящей элиты.

Из-за экономической ситуации значительно усилился страх режима перед массовой оппозицией в обществе, что в свою очередь вызвало дальнейшее ужесточение и без того крайне авторитарной политической линии России по отношению к гражданскому обществу. Ожидается, что подобное развитие продолжится, особенно учитывая предстоящие в 2016 году выборы в Государственную Думу и президентские выборы в 2018 году.

В долгосрочной перспективе можно предположить возникновение большего количества разногласий среди руководства страны, внутри элиты, и в целом, среди населения. Конфликт на Украине оказался затяжным, а потому следует ожидать снижения его поддержки со стороны населения. Кроме того, экономический кризис может возродить к жизни негативные тенденции 1990-х гг. – того периода, когда Путин основал свою политическую карьеру, выступив в роли антидота. И хотя массовые общественные волнения кажутся маловероятными в ближней перспективе, опыт, полученный, например, на Ближнем Востоке, позволяет предположить, что народные акции протеста возникают быстро и труднопредсказуемы. Что касается политической элиты, потенциально кризис может поставить под сомнение роль Путина, как главного политического посредника между различными группами.

Тем не менее, хотелось бы подчеркнуть, что даже если текущая ситуация вызовет смену режима в долгосрочной перспективе, это не обязательно будет означать усиление сотрудничества и появление более демократической или предсказуемой России. Отсутствие обновления в составе политических брокеров режима в течение последнего десятилетия в сочетании с традиционно сильной центральной властью не дает возможности представить себе ситуацию, при которой Путин будет вынужден покинуть пост президента в пользу более либерального, демократически ориентированного преемника. Более вероятно, что будущий новый режим наберется из тех же кругов, которые в настоящее время стоят у власти, возможно, с еще более националистическим профилем. Стоит также отметить, что даже те части руководства страны, которые поддерживают более либеральную политическую линию и имеют более примирительную позицию по отношению к Западу, разделяют фундаментальное стремление к российскому региональному доминированию в зоне СНГ и статусу великой державы.

Все имеющиеся данные указывают на продолжающуюся модернизацию российских вооруженных сил как на первоочередную задачу. Это связано отчасти с непрерывностью восприятия Россией угрозы. В новом издании российской военной доктрины, опубликованном 26 декабря 2014 года, НАТО по-прежнему представляет собой главную угрозу политики безопасности РФ. Руководство страны рассматривает различные потенциальные проблемы безопасности, как со стороны политически нестабильных стран и радикальных исламских группировок на юге, так и со стороны Китая на востоке, несмотря на более тесные двусторонние отношения с этим государством.

Реформа вооруженных сил РФ, начатая в 2008 году, продолжится в ближайшие годы. Модернизация российской армии и дальше будет осуществляться в рамках государственной программы вооружений (ГПВ-2020). Однако экономический кризис уже неоднократно вынуждал власти пересматривать бюджет. По этой причине военные расходы, скорее всего, несколько сократятся в течение ближайших лет. Некоторые закупки будут отложены до следующего планового периода – 2025 года. Тем не менее, есть основания полагать, что ассигнования на военный бюджет останутся приоритетными. Кризис на Украине внес свой вклад в повышение значимости ВС, так как события показали, что армия является доступным средством для решения задач внешней политики. В результате НАТО будет вынуждено признать значительно возросшую боеготовность и боеспособность ВС России, имеющих доступ к решению широкого круга задач.

Ядерное оружие по-прежнему будет составлять основу российских сил сдерживания. Эта возможность будет сохранена за счет модернизации и замены ядерного оружия и средств его доставки. В течение следующего десятилетия большинство систем, принятых на вооружение в советский период, будут заменены.

Другим важнейшим для НАТО аспектом внимания является разработка и применение Россией высокоточных неядерных систем оружия большой дальности, способных дополнить или даже заменить ядерное оружие. Подобное вооружение может поражать ключевые позиции противника на ранних стадиях конфликта – пуски крылатых ракет в Сирии, произведенные ВС РФ за последние месяцы, служат подтверждением этому.
Российские власти в течение многих лет используют компьютерные сетевые операции для получения информации о военно-политических решениях руководства других стран и по экономическим вопросам. В настоящее время хорошо известные российские структуры, в первую очередь, их разведывательные службы, которые занимаются разработкой операций данного типа и уже накопили достаточный опыт в решении подобных задач. На сегодняшний день Россия и Китай – главные инициаторы сетевых разведывательных операций, направленных против Норвегии. В 2012 году началось создание киберкомандования ВС, и в ближайшие годы Россия получит возможность для проведения кибератак против ВС потенциального противника, включая его систему оперативного управления.

Руководство России считает, что Арктика является основной стратегической ресурсной базой для страны в будущем и так же, как и другие арктические государства, заинтересована в сохранении на этой территории зоны низкого военно-политического напряжения и решении транснациональных проблем на коллективной основе. Это стало очевидным в последние годы благодаря усилиям России как ответственного участника, соблюдающего нормы морского права в Арктике.

С другой стороны, изменения, произошедшие в сфере безопасности, привели к утрате доверия между Россией и Западом. Это негативно влияет и на сферу сотрудничества в Арктике. Как мы уже видели сначала на Украине, а в настоящее время в Сирии, Россия готова применить силу, когда она считает необходимым защищать свои национальные интересы. Ситуация в Арктике, очевидно, совершенно иная. Тем не менее, значение северного стратегического направления для России увеличилось в связи с планами НАТО и особенно США по наращиванию военного потенциала в Арктике. Это может привести к тому, что Москва станет рассматривать своих арктических партнеров, с которыми стремится сохранить позитивные двусторонние отношения, как участников западного оборонного альянса со значительно расходящимися интересами. В связи с этим существует вероятность того, что Россия следует еще более сложным внешнеполитическим курсом в Арктическом регионе. В таком случае руководство станы может потенциально использовать более широкий спектр мер воздействия на развитие событий в этом районе.

Несколько лет назад, риторика России в Арктике характеризовалась такими высказываниями, как "мирное развитие", "низкое напряжение" и "низкая военная активность". Теперь представители правительства РФ, такие как министр обороны С. ШОЙГУ, со ссылкой на все большую необходимость наращивают военный потенциал на Крайнем Севере.

В России в 2014 году было создано новое Объединенное стратегическое командование Северный флот, в состав которого включена большая часть арктических территорий РФ, новые авиабазы, инфраструктура ПВО вдоль всего северного побережья и на полярных архипелагах, а также новая арктическая мотострелковая бригада в Алакуртти. Существуют планы по созданию еще одной арктической бригады на полуострове Ямал, а также ведется поставка нового и модернизированного вооружения и военной техники во все вышеупомянутые военные подразделения.

В настоящее время мы столкнулись с новой формой политики безопасности, в ходе которой важнейшим является осуществление непрерывного мониторинга за развертыванием ВС РФ на Крайнем Севере. Несмотря на то, что вооруженные силы в Арктике в первую очередь выполняют глобальную стратегическую роль, они также являются инструментом для обеспечения контроля России в регионе. Стратегические атомные подводные лодки Северного флота – основной элемент сил сдерживания РФ. Мы считаем, что Кольский полуостров останется главной стратегической базой ядерного оружия в будущем. Принимая на вооружение новые системы вооружения и технологии, Россия повышает свою боеготовность с точки зрения применения ядерного оружия и защиты своих стратегических интересов. Дальность действия подобного оружия покрывает большую часть сухопутной, воздушной и морской территории Европы.

Основная военная концепция России остается относительно неизменной со времен Холодной войны. Руководство страны по-прежнему считает, что статус великой державы и выживаемость зависит от избыточной возможности нанесения упреждающего ядерного удара и способности нанесения ответного удара, а также защиты этого потенциала любой ценой. Для Норвегии очевидно, что силы ядерного сдерживания РФ находятся всего в нескольких километрах от нашей северо-восточной границы.

ВС России продолжают полеты средних и тяжелых стратегических бомбардировщиков в непосредственной близости от границ Норвегии. Целью подобных действий является демонстрация возможности проведения операций с использованием стратегической авиации. Кроме того, эти вылеты используются для политического позирования перед странами Западной Европы. В целом интенсивность полетов незначительно выросла за 2014 год. На Кольском полуострове, в прилегающих районах, а также вдоль побережья Норвегии эти показатели остаются почти неизменными в течение нескольких лет.

По оценке разведывательной службы Норвегии, несмотря на значительные изменения во внешней политике и вооруженных силах, в настоящее время Россия по-прежнему не представляет никакой прямой военной угрозы для Норвегии или НАТО. Угроза становится актуальной при сочетании возможностей и намерений, и хотя возможности РФ растут, пока трудно представить себе разумное обоснование российской военной агрессии в ближней или среднесрочной перспективе по отношению к Норвегии или странам НАТО. Территориально кризис на Украине происходит в районе, который Россия считает зоной своих преимущественных интересов, а это значит, что с политической точки зрения подобные события маловероятны в каком-либо другом месте. С другой стороны намерения изменчивы, поэтому действия РФ на Украине, усиление экономического кризиса и непредсказуемая ситуация во внутренней политике заставляют в ближайшее время в первую очередь следить за политическими событиями в стране.

Существует долгосрочный риск, обусловленный сочетанием крайне амбициозного авторитарного режима, экономического кризиса и назревания потенциального внутреннего недовольства. Становится все труднее делать прогнозы относительно стабильности России и ее вероятных действий в перспективе 5-20 лет.

С точки зрения оперативной деятельности, в результате кризиса на Украине извлечены три ранее упомянутые следствия. Существенно повышенная быстрота реагирования ВС РФ и переход от концепции мобилизации к концепции усиления сократило время оповещения для сосредоточения и приведения войск в боеготовность фактически от нескольких месяцев до нескольких дней или недель. Россия также продемонстрировала возможность интеграции в комплексные кампании информационных операций и киберопераций, дипломатических и экономических инструментов с классической военной силой. С военной точки зрения, это означает сокращенное время оповещения и более сложного потенциального противника, в противостоянии которому в военном конфликте применение классического подхода недостаточно. Особенно следует отметить важность, которую РФ уделяет проведению секретных диверсионных действий, причастность к которым отрицает. Поскольку отношения России с Западом охладились, можно ожидать наращивание подобной деятельности, направленной против сферы наших интересов даже в мирное время. Для Альянса это означает, что мы не можем себе позволить негибкость в нашем подходе и методах. С целью обеспечения максимально достоверной и актуальной информации о потенциальной угрозе мы будем постоянно усовершенствовать наши методы и технологии.

В октябре 2015 года правительство Норвегии предложило увеличить бюджет Разведывательной службы Норвегии более чем на 25%. Это предложение отражает необходимость постоянного мониторинга событий в регионе и мире в целях обеспечения своевременной ситуационной осведомленности и заблаговременного предупреждения в случае возникновения угрозы для Норвегии.



Счетчик посещений Counter.CO.KZ
Tags: etteretningstjenesten (e-tjeneste), forsvaret, norway, norwegian intelligence service (nis), Норвегия, разведка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments