andrej kraft (andrej_kraft) wrote,
andrej kraft
andrej_kraft

Category:

Перспективная войсковая ПВО Норвегии: Как менялась концепция

Многострадальное продолжение к теме "Норвегия восстанавливает войсковую ПВО"

Цитата: В начале 2009 года служба тыла ВС Норвегии FLO (Forsvarets logistikkorganisasjon) анонсировала начало новой программы "Проект 7628: Войсковая ПВО" (Prosjekt 7628 – P7628 Kampluftvern).


История эта слегка затянута, мягко говоря, и при этом полна запутанных ходов и неожиданных поворотов. Но к ее пониманию всех интересующихся может приблизить такая картинка:

01
Bilde © Protolab Oy / Forsvaret / Kongsberg AS / Flensburger Fahrzeugbau Gesellschaft AG


2009

Когда в 2015 году небольшая финская компания Protolab Oy представила публике свой плавающий MRAP Protolab 6×6 MiSu (Мiinasuojattu Мaastokuorma-auto фин., минозащищенная машина повышенной проходимости) или PMPV (Рrotected Мulti-Рurpose Vehicle) директор компании поведал заинтересованной публике, что разработку своего детища они начали ещё осенью 2009 года. При этом основную часть НИОКР профинансировала некая неназванная "иностранная скандинавская компания, занимающаяся экспортом вооружений". Коллеги из блога bmpd поначалу вполне резонно, но ошибочно предположили, что это либо Saab AB, либо BAE Systems Hagglunds AB. Потому что реального заказчика очень трудно было заподозрить в чем-то подобном.

Честно продержавшись аж восемь лет, в 2017-м директор Protolab Oy наконец-то признался, что его инвестором был консорциум норвежской группы Kongsberg и американской корпорации Raytheon в рамках определения возможности создания перспективной самоходной базы для ЗРК NASAMS.

При этом положения договора с Protolab Oy не предусматривали эксклюзивных прав заказчика НИОКР на их результаты. Поэтому после выполнения контракта финны решили продолжать развитие проекта самостоятельно. И весьма преуспели, явив миру во многих отношениях инновационную машину.

Между тем, в Kongsberg-Raytheon довольно быстро потеряли интерес к первоначальному варианту и от дальнейшего его развития отказались. А жаль, в роли носителя пусковой NASAMS плавающий колесный MRAP смотрелся бы… Необычно, как минимум. Глядя на эти снимки, просто представьте на месте десантного отделения пусковой контейнер - вряд ли на 6 УР, скорее на 4:

008 009
© Protolab Oy

004 005

Но в 2009-м будущий успех был далеко не гарантирован. Поэтому в Kongsberg-Raytheon решили пойти по пути наименьшего сопротивления, выбрав на роль носителя привычный БТР M113, традиционно используемый в Норвегии для самоходной базы всего, что только можно. Именно к этому времени относится эта GIF-ка:
000
© Forsvaret

Система должна была объединять хорошо узнаваемые шасси М113 с контейнерами классической мобильной ПУ...

009
Photo © Kongsberg Defense & Aerospace

...и штатными УР AIM-120 AMRAAM. Также очевидно, что с системой ЦУ тогда еще не определились, возвенчав выдвижную телескопическую мачту каким-то дисковидным устройством, намекающим на некую абстрактную РЛС.

2010-2011

Перспективы развития ЗРК NASAMS в тот период предусматривали возможность стрельбы из стандартной ПУ различными типами УР, в качестве первой из которых выбрали IRIS-T.

В июне 2011 г. в ходе ежегодного учения сил ПВО ВС Норвегии Øvelse Sølvpil (учение "Серебряная стрела") на ракетном полигоне Andøya произвели первый практический пуск УР IRIS-T из ПУ NASAMS II. Несмотря на то, что цель не была поражена, испытания признали успешными, поскольку подтвердили возможность использования ракет нового типа из стандартных контейнеров.

02 03
© Forsvaret

Однако, в небольших подвижных системах объединить системы ЦУ для РЛ и ИК ГСН оказалось непросто. Видимо примерно тогда и приняли решение разделить носители этих ракет. На рисунке ниже вариант ПУ IRIS-T с уже знакомой постоянным читателям ОЭС Vingtaqs FCS (Vingtaqs 1).

01
© Forsvaret

Скорее всего, тогда считали, что так будет проще провести сопряжение ОЭС и ИК ГСН УР для выдачи ЦУ. Заодно планировали задрать ПУ в зенит для вертикального пуска ракет. Но достаточно быстро разочаровались в обеих идеях, поначалу казавшихся перспективными.

2012-2017

В 2012 году объявили о планах работ в рамках второго этапа программы модернизации национальной ПВО, в соответствии с которыми подвижный вариант нового ЗРК NASAMS III должен был включать ПУ малой дальности SHORAD с ЗУР IRIS-T на шасси БТР M113 и ПУ средней дальности MSAM c ЗУР AIM-120.

04
Предполагаемая структура планируемой к формированию зенитно-ракетной батареи в составе артиллерийского дивизиона механизированной бригады "Север" (по состоянию на 2012 г.) © Forsvaret

В качестве носителя для ПУ MSAM в Kongsberg-Raytheon выбрали колесное шасси автомобиля повышенной проходимости M1152A1 HMMWV (Humvee). При этом с целью сокращения сроков НИОКР решили использовать имеющиеся наработки по незавершенной программе создания подвижного ЗРК для МП США. Компания Raytheon участвовала в программе SLAMRAAM (Surface Launched Advanced Medium Range Air-to-Air Missile) с начала 2000-х. Однако в 2011 г. правительство США прекратило её финансирование из-за сокращения военного бюджета страны. Поэтому разработки эти некоторое время оставались невостребованными. Как видим, недолго.

В июне 2013-го специалисты консорциума имевшийся у них в США прототип самоходной ПУ ЗРК SLAMRAAM и переправили его в Норвегию для доработки по требованиям местных военных и испытаний. 4 сентября 2014 г. эта ПУ успешно провела стрельбы на ракетном полигоне Vidsel в Северной Швеции.

А в качестве носителя ПУ SHORAD в 2017-м выбрали семикатковый вариант новой модификации F4 гусеничного БТР M113, производство которых планировали развернуть в Норвегии.

10017
Слева ПУ MSAM на базе Humvee, справа модель ПУ ЗРК SHORAD на шасси БТР М113 F4 © Forsvaret

Следуя за шведами, первыми идущими по пути адаптации УР IRIS-T к варианту "земля-воздух", в качестве источника ЦУ вместо ОЭС теперь выбрали трехкоординатную РЛС Giraffe 1X – самую маленькую из всего семейства радаров ПВО компании Saab, но при этом с АФАР Х-диапазона и дальностью обнаружения малоразмерных целей до 75 км.

2019

31 октября 2019 г. закупочное агентство FMA МО Норвегии заключило контракт с национальной компанией Kongsberg на 583 млн. крон (63,3 млн. долл.) для производства и поставки норвежской армии подвижных ЗРК SHORAD. При этом соглашение заключили без конкурса со ссылкой на положения действующего договора с Kongsberg о проведении модернизации ЗРК NASAMS в течение всего срока эксплуатации. Так как техника войсковой ПВО считается дополнением к стоящей на вооружении системе NASAMS III, то ее приобретение провели по процедуре прямой закупки от единственного поставщика.

Работы проводятся в рамках программы "Проект 7628. Войсковая ПВО", реализация которого уже достаточно затянулась. Согласно представленному в 2017 году в очередной раз откорректированному графику, к практической реализации проекта планировали приступить в 2018-м. Однако к формированию зенитно-ракетной батареи в составе артиллерийского дивизиона бригады "Север" приступили только 1 января 2019 г., а достижение подразделением полной боеготовности ожидается в 2023-м после завершения поставок новых подвижных ЗРК и принятия их на вооружение.

Интересно, что небольшое сообщение о контракте с одним единственным рисунком на официальном сайте Kongsberg довольно неожиданно и совершенно нетрадиционно для этой компании заканчивалось грозным предупреждением. Мол, вся информация на данной странице является собственностью Kongsberg и ни целиком, ни частично не может быть опубликована без официального разрешения представителей компании. Наверное, именно поэтому в сообщениях о новинке от агентства FMA и в норвежской прессе постили старые снимки мобильных ПУ. Нам разрешения спрашивать недосуг, рискнем и будем надеяться, что пронесет – танк блоху не давит. Но копирайт побольше поставим на всякий пожарный.

04 09
© Kongsberg / Forsvaret

Судя по этому рисунку, норги всё-таки отказались от чистой кальки со шведских Rbs-23, упрятав ракеты в герметичные контейнеры вместо открытого их размещения на направляющих. Разумное решение с учетом местных погодно-климатических условий. Но отчего-то заодно норги снова отказались и от вертикального старта.

В остальном, как и ранее, проект перспективного подвижного ЗРК СВ Норвегии остаётся ярким представителем концепции готовых военных технологий MOTS (Military Off The Shelf) – комбинация интернациональных компонентов системы NASAMS III от Kongsberg-Raytheon, ракет IRIS-T европейского консорциума во главе с немецкой Diehl Defense, и модернизированных в Норвегии американских БТР М113. Считается, что использование концепции MOTS позволяет в кратчайшие сроки и с минимальными затратами получать новые современные образцы ВВСТ с высокими характеристиками.

Но здесь-то и кроется подвох, потому что ключевое слово в названии "готовых". А основным источником ЦУ для ЗРК вместо первоначально планировавшейся трехкоординатной Giraffe 1X от Saab выбрали новую РЛС датской компании Weibel Scientific, о чём она с гордостью сообщила 19 ноября 2019 г.

Дело в том, что ранее за этой фирмой не замечено крупномасштабных успехов на ниве военной радиотехники. С 2005 года РЛС Weibel оснащают 105-мм и 155-мм гаубицы СВ Канады для определения начальной скорости снаряда. В 2014/2015 годах компания поставила и в 2016-м передала ВС Индонезии два комплекта новой системы, которая сочетает возможности импульсных РЛС и допплеровских (непрерывного излучения), обеспечивая на больших дальностях обнаружение и сопровождение сверхмалых низколетящих малоскоростных целей, прежде всего БЛА. В 2017 году Weibel заключил стратегическое партнерство с Lockheed Martin по разработке радиолокационных систем для армии США.

И всё.

05 06
РЛС Weibel ВС Индонезии © Weibel Scientific

"… [многомиллионная сделка с Kongsberg] является одним из самых стратегически важных контрактов, которые мы выиграли за всю нашу историю", – заявил генеральный директор Weibel Scientific Педер Р. Педерсен. "Мы продемонстрировали, что технология Weibel выделяется на фоне крупнейших игроков мирового рынка РЛС <…> Мы выиграли, будучи единственным в мире производителем радаров, представляющих совершенно уникальную технологию, которая пользуется большим спросом. Когда три года назад мы доставили в Индонезию первый радар <…> мы заложили основу для совершенно новой области бизнеса с большим потенциалом. Этот контракт с Kongsberg – еще одна веха на нашем стратегическом пути".

Не спорю, выглядит все это очень интересно и многообещающе, но низкорисковым назвать такой выбор язык не поворачивается.

И что хотите доказывайте, но отказ от использования в проекте успешно прошедшей испытания РЛС Giraffe 1X в пользу незавершенной разработки Weibel свидетельствует о сохранении и углублении противоречий между Норвегией и Швецией в сфере военных закупок.

2021

Последняя на текущий момент инновация программы – использование шасси ББМ ACSV G5 вместо M113 F4.

07
© FFG

Что же касается ПУ MSAM на единственных в ВС Норвегии внедорожниках Humvee, то к настоящему времени три из четырех этих машин стоят на вооружении зенитной ракетной батареи и даже ездят на учения бригады, но пока только в роли статистов.

08
© Forsvaret

При этом на фото-видео они не попадали, стрельбы не проводились. Возможно, такое положение изменится в июне, когда планируют проведение очередного ежегодного учения сил наземной ПВО Øvelse Sølvpil на ракетном полигоне Andøya.

Во всяком случае, уж одна-то новинка там точно появится, но о ней поговорим как-нибудь в другой раз.



Tags: Hæren, diehl defense, forsvaret, iris-t missile, kongsberg, m1115 hmmwv, m113, nasams, norway, protolab pmpv, raytheon, saab, weibel scientific, Øvelse Sølvpil, Норвегия, ПВО
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

Recent Posts from This Journal