andrej kraft (andrej_kraft) wrote,
andrej kraft
andrej_kraft

Category:

ССО Швеции. Флешбэк


Продолжая ковыряться со шведскими сэрскильдами наткнулся на двухлетней давности статью Маттиаса Горанссона (Mattias Göransson) с тяжеловесным названием "Если они совершают нарушения, их должны привлечь к ответственности" (Om man begår övergrepp måste man stå till svars).

Насколько я знаю, это единственные известные воспоминания в среде шведских ветеранов о первых годах существования их подразделений СпН. Причем автору книги повезло оказаться у истоков создания обеих групп – и SSG, и SIG.

Фактологического материала не так, чтобы сильно много, но повествование живое и заметно освежит сухие короткие строчки из второй части серии.

Предлагаю ознакомиться.

Erik Levin_1
© Foto: Mattias Bardå

…Эрик Левин вырос в коттеджном поселке Мэлархейден (Mälarhöjden) к юго-западу от Стокгольма. Семья жила в достатке: его отец был адвокатом с успешной частной практикой, да еще к тому же и трудоголиком. Мать "тащила тяжкий груз" работы по дому, воспитывая троих детей. В те редкие часы, когда отец был дома, Эрик и его маленькая сестра любили проверять его фотографическую память. Они брали какую-нибудь книгу, про которую точно знали, что папа ее уже раньше читал, открывали любую страницу наугад и просили его прочесть наизусть несколько строк. И он ни разу не ошибся.

Он был гением. И алкоголиком. Внимание отца не занимали такие мелочи, как оплата счетов или забота о своем существовании, поэтому жизнь его семьи вряд ли можно назвать очень счастливой.

Когда Эрику исполнилось десять все рухнуло окончательно. Компания отца обанкротилась, родители развелись. Они с младшей сестрой переехали с матерью в таунхаус, а старший брат последовал за отцом в город.

- Можно сказать, именно тогда я узнал, что вы не можете получить то, о чем желаете, - рассказывает Левин. - Если вы очень сильно чего-то хотите, вам придется добиваться этого самостоятельно.

Выходом из разочарования стал спорт во всех его формах. Когда в конце концов Эрик остановил свой выбор на боевом искусстве со сравнительно малоизвестным тогда названием каратэ, он стал первым подростком, поступившим в ассоциацию. Но это было так замечательно, когда взрослые мужчины приняли его почти как равного и взяли под свое крыло в додзё.

В середине 1980-х, как и многие другие тогда, после девятого класса он на год уехал в Соединенные Штаты студентом по обмену. А вернувшись домой, Эрик чувствовал себя гораздо более зрелым, чем его сверстники в средней школе. Жизнь их была неуклюжей. В его отсутствие старые приятели из Мэлархейден превратились в бездельников, окруженных дорогими безделушками. Вещи эти, как вскоре понял Эрик, были крадеными. Они просто были мелкими бандитами.

- К сожалению, вскоре я тоже оказался втянут в криминал, и это то, о чем я горько сожалею до сих пор.

Когда он однажды вернулся домой, стало ясно - их накрыли. Ему тогда было 17, и Эрик решил, что жизнь закончилась. Он всех подвел. Тогда он сбежал из дома.

Год спустя Левин очутился в Лондоне без средств к существованию, выжатый как лимон, застрявший в ментальном тупике. Отец вылетел к нему первым же рейсом, и смог убедить, что в конце концов, от содеянного мир не рухнет. Они улетели домой, где Эрик с безумным рвением отучился последний год в средней школы. И на следующий день после ее окончания уехал служить в К4 в Арвидсъёр.

К4 – Норрландский драгунский полк (Norrlands dragonregemente, K 4) -


- Вот, где был порядок, - говорит он. - Там были четкие правила, и это было самым главным. И офицеры были хороши. Они не требовали: "Делай, как я говорю!" Они говорили: "Делай, как я". И доказывали при этом, что отлично знают свое дело. Там я должен был быть таким настоящим, насколько мог. И это было здорово. Это было действительно хорошо.

Бывший малолетний преступник стал солдатом, затем его назначили командиром отделения. А спустя еще какое-то время спросили, нет ли у него желания остаться служить по контракту и стать офицером.

- И мне за такое удовольствие еще и должны были платить! В то же время я чувствовал, что нужно быть честным о моем прошлом, так что на собеседовании я все им сказал. Но это не вызвало никаких проблем – к тому времени оставшиеся на свободе парни сами уже пошли служить. Просто за это было немного стыдно. Я до сих пор невероятно благодарен, что военные дали мне новую жизнь. И боюсь даже представить, что стало бы, повернись все иначе.

Это был период громадных изменений в шведских вооруженных силах. Стена рухнула, Советский союз распадался. Стало казаться, что в будущем далеко не в первую очередь нужна защита от крупномасштабного вторжения старого врага с Востока.

В таких условиях тогдашний главком Бенгт Густафссон посчитал, что шведские специальные силы крайне плохо обучены. В его представлении, элитные войска можно было создать, собрав воедино наиболее подготовленные кадры шведских береговых егерей, горных стрелков и десантников. Идея состояла в том, чтобы тщательно отобрать лучших бойцов из этих подразделений, а потом загнать им еще на 18 месяцев маниакальных занятий и тренировок, сформировав тем самым шведское подразделение, которое будет способно конкурировать с британской SAS и американской "Дельтой".

Поначалу это касалось Эрика Левина не больше, а то и меньше, чем любого другого жителя Швеции. Но однажды 25-летнего фенрика из горнострелковой школы в Арвидсъёр отвел в сторону Ханс Альм, бывший тогда ещё в майорском звании.

- Вы готовы к дальнейшему продвижению по службе? - вспоминает тот разговор Эрик.
- Почему бы и нет, - ответил Эрик.
- Как насчет Карлосборга?
- Думаю, это неплохой вариант.


С того дня Эрик Левин стал частью секретного элитного подразделения Швеции. Если предыдущие четыре года службы на севере страны казались сложным по физическим нагрузкам, они были ничем по сравнению с ожидавшим его в Карлсборге. Там он мог на рассвете висеть под куполом парашюта, потом с надеждой ждать всплытия из-под воды, чтобы выкарабкаться на землю для долгих упражнений в стрельбе, а заканчивалось все альпинистской подготовкой на высокой вершине. И все время с тяжелой поклажей на спине.

У их подразделения была та особенность, что бойцы сами решали, кто лучше других подходит для службы в группе. То есть, любое новое назначение требовало общего одобрения всего личного состава. И при таком подходе Эрик очень быстро получил лейтенанта.

Однажды подполковник Ларс Эриксон (Lars Eriksson), занимавший в то время должность командира группы, попросил их внимания: "Господа, нам нужно начинать вести специальные операции с особым упором на разведку. И это очень срочно. Сразу нужно будет выдвигаться на место и начинать действовать. Кого заинтересовало такое предложение – жду вас в моем кабинете".

Год был 1996-й. В бывшей Югославии продолжалась разрушительная гражданская война, которую США и НАТО делали все больше, чтобы положить ей конец.

Крутил эту фразу и так, и сяк – все равно оставалась эта многозначность. Понимай как хочешь – то ли это трудности перевода, то ли автор фигу в кармане скрутил "международным партнерам". По зрелому размышлению решил оставить как есть, сопроводив этим комментарием


Шведские войска уже участвовали в боевых действиях в Боснии под международным флагом, и, возможно, даже специальные силы могли бы играть при этом определенную роль. Но была одна проблема: шведский спецназ зависел от спецслужб других стран в получении информации о ситуации на местах. Сама Швеция не была достаточно хороша в этом контексте – со времен Второй Мировой войны это был неповоротливый колосс, в первую очередь сосредоточенный на ведении радиоэлектронной разведки против стран бывшего Восточного блока. Вооруженным силам просто необходимы были свои собственные "операторы" – военный персонал обученный ведению тайных операций.

Мы уже как-то касались разведывательных служб Швеции. Интересна оценка их эффективности человеком, не понаслышке знакомым с ситуацией изнутри.


Ларс Эрикссон выбрал офицеров, готовых заняться созданием такого отряда СпН, который позже окрестили группой специальной разведки SIG (Särskilda inhämtningsgruppen). Кроме лейтенанта Левина поначалу туда вошли еще двое - майор и капитан, которым Эрик непосредственно и подчинялся. Руки у них были полностью развязаны, но к чему бы их приложить? Монументальность задачи подавляла. "Возраст и класс не имеет значения", - парировал Ларс Эрикссон: "Ицхаку Рабину было всего 28, когда его назначили министром обороны Израиля. Речь идет о воле".

Решено было обратить свои взоры за границу. Эрика и его спутников пригласили операторы (спецназовцы) из британской SAS с богатым опытом, накопленным ранее в Северной Ирландии, Африке и на Ближнем Востоке.

- Чтобы узнать, чем заниматься, мы обратились к лучшим, - говорит Левин. - И сразу стало ясно, что нужно делать, чтобы самим стать лучшими во всем: тактика ближнего боя, мобильные средства радиоэлектронной разведки, визуальное наблюдение, техника ведения допроса... Гораздо более глубокая медицинская подготовка. Тренировки с оружием проводятся на совершенно новом уровене. Не говоря уже о том, что техническое оборудование надо покупать самое современное.

Взять, к примеру, дверь. Это не просто дверь, как думают о ней многие. Дверь может открываться на левую или правую сторону, внутрь или наружу, она может быть хрупкой или твердой, иметь две петли или больше. А еще у дверей бывают замки самых разнообразных конструкций. Как оператор, вы должны знать все возможные варианты, а в реальной ситуации быстро выбирать метод проникновения. Вы можете открыть дверь, разбив ее кувалдой или тараном, распахнуть ее ударом ноги, помолиться ей, проехать сквозь нее на машине, расстрелять или, наконец, но не в последнюю очередь – взорвать ее. В свою очередь, выбор конкретного метода подрыва зависит как от конструкции двери, так и от тактической ситуации. Если с другой стороны есть гражданские лица или заложники, нежелательно взрывать дверные петли, так как разлетающиеся при этом металлические детали могут повредить им. Вместо этого надо закрепить взрывчатку на верхнем косяке, направив силу взрыва сверху вниз, расколов дверь посредине.

Только изучение всех возможных нюансов по теме "дверь" требует недели напряженной подготовки. Для этого SIG покупала сотни моделей дверей. А в ходе занятий возникали курьезные моменты. Например, когда после взрыва на тренировке обрушилась вся стена, а сама дверь оставалась в то время стоять в своем проеме целой и невредимой.

О подрывниках бытует поговорка: "Все, что они не понимают, они разрушают". Соль шутки в том, что нужно быть сволочью, чтобы правильно рассчитать взрыв, а рассчитывать его нужно быстро…

Других операторов приглашали из Англии, США и других стран, которые могли и готовы были поделиться экспертными знаниями.

- Нас совершенно не волновало, кем были эти люди, если только они могли научить нас чему-то дельному, - рассказывает Левин.

Другие специальные навыки удалось найти поближе к дому: известных шведских актеров приглашали учить бойцов казаться расслабленными и спокойными, чтобы они незамеченными вписывались в любую среду. По той же причине в группе было несколько женщин, причем их набирали не обязательно из военных, но в равной степени от полиции или других чрезвычайных служб.

Как я понимаю, это первое упоминание о службе женщин в ССО Швеции. Причем еще задолго до известного громкого скандала в 2008 году.


Косово стало полигоном для того, что потом назвали группой специальной разведки SIG. Операторов разместили в шведском лагере возле Приштины. Абсолютно неофициально и столь же незаметно они почти каждый день появлялись на находившейся неподалеку британской базе. Поначалу шведы большей частью занимались сбором информации по своему району. Но постепенно вместе со своими британскими наставниками они начали решать и другие, более сложные задач.

- Там мы узнали о всех своих новых задачах так много, что вряд ли когда-либо могли добиться хоть чего-то подобного у себя дома в Швеции, - говорит Эрик Левин.

Англичане переделывали под себя все, даже автомобили. Внешне изношенные, они казались настолько обычными, что просто сливались с окружением. Но под листами обшивки скрывалась броня, усиленные амортизаторы и топливный бак с защелкой безопасности. Британцы показали своим шведским коллегам преимущества общения через новую микрогарнитуру с полностью скрытыми наушниками и встроенным микрофоном. Их учили ставить маячки на подозрительных лиц и транспортные средства, чтобы в последующем следить за ними с беспилотников и спутников НАТО.

SIG выслеживали бандитов, чтобы положить конец потокам контрабанды. Они искали и находили разыскиваемых военных преступников, наблюдая за местами их укрытия до тех пор, пока в их двери не вламывались представители официальных властей, и очередной обвиняемый не отправлялся в Гаагу. Никто не мог знать, что за правоохранительная структура отвечает за прекращение местных "шалостей", даже если бы очень хотели этого: пожелавшие отомстить просто не представляли, в каком направлении направить свою энергию.

Либо Левин либо слишком вольно трактует факты, либо "официалы" темнят, потому что считается, что группа специальной разведки SIG была образована не в конце 1990-х, а только в 2006 году на базе сформированной в 2001-ом парашютно-десантной роты быстрого реагирования FJS IK. Левин никак не мог быть свидетелем этого, поскольку к тому времени уже покинул отряд (о чём ниже).


SIG медленно, но уверенно укрепляла свои акции в международном "клубе" разведывательных служб. Когда майора Левина попросили прислать в Великобританию шведских инструкторов для обмена опытом, он понял, что группа специальной разведки сдала свой экзамен.

На тот период и в США, и у англичан в SAS радиоперехватом, ведением визуальной разведки и сбором информации традиционно занимались отдельные специализированные подразделения, которые должны были взаимодействовать между собой. Британцы захотели исследовать эффективную "шведскую модель", под которой подразумевалось, что одно небольшое подразделение состоит из универсальных специалистов, обладающих экспертными знаниями по всем ветвям разведки.

Однажды шведы спасли двух оперативников ЦРУ, которых местные выследили в Приштине. Чуть позже они получили информацию о готовящемся нападении на штаб-квартиру американцев. Тогда Левин с одним из своим коллег пошли прямо туда, чтобы как можно скорее предупредить союзников. И он никогда не забудет последовавшую за этим реакцию:

- О'кей, ребята, что вам нужно за это?
- Нам?
- Хватит вести себя так, будто вы из какой-нибудь гребаной банановой республики. Говорите, чего хотите за это взамен…


Qui pro qvo. Оказалось, что когда американцы высадились в Косово, им удалось тайно захватить огромные базы данных. Они прекрасно понимали ценность этой информации и не желали делиться ею без разбора, хотя и не могли сами всю ее реализовать. Увы, таковы правила игры. Шведы не задумываясь выпалили сразу несколько вопросов, над которыми до этого безрезультатно ломали голову, и всего через несколько кликов сразу получили готовые ответы.

Той осенью, когда самолеты протаранили Всемирный торговый центр, Эрик был в Эребру (Örebro). Он как раз проходил курс амбулаторного обследования, когда позвонил один из его коллег и сказал включить телевизор. Эрик вспоминает, что глядя на экран, он подумал: "Ну, что же, это именно то, чем нам теперь придется заниматься".

Как только был взят Кабул, среди международных сил охраняющих аэропорт оказалась и Швеция.

- Тот факт, что мы вместе с остальными сразу вошли в Афганистан, делал нас полноправными членами клуба, - сказал Эрик Левин. - Правда, оказавшись там, в первый год нам удалось сделать совсем немного. Но мы много получили взамен: образование, финансирование, новейшее техническое оборудование. В штаб-квартире спецназа в Тампе у стены установили шведский флаг, а это означало, что мы теперь считались полноправными союзниками.

Примерно тогда же министр иностранных дел Анна Линд (Anna Lindh) настояла и добилась отправки новых специальных сил еще и на помощь французам, чтобы положить конец гражданской войне в Конго. Эрик Левин пропустил оба этих задания: его работа теперь состояла только в том, чтобы набирать и тренировать новичков. А еще к тому времени он встретил в пабе Карлсбрга медсестру Анну и стал отцом двух сыновей. Конечно, это никак не отменяло того, что он не мог ей рассказывать, чем занимается на работе. Но у Анны самой отец тоже был военным, поэтому для нее ситуация была знакома. И она не задавала лишних вопросов.

Осенью 2003 года вся семья приехала в гости к отцу Эрика в Стокгольм. Они весело перешучивались, сидя в ресторане, когда отец внезапно замолчал и упал со стула. Инфаркт миокарда. Он умер мгновенно.

Левин считает, что именно это прискорбное событие в немалой степени повлияло на его решение, когда он вскоре после этого вступил в конфликт с некоторыми из бойцов SIG. Ему не хотелось, чтобы произошедшее повторилось. Но он не имел права открыто огласить свои претензии больше, чем заявив о выявленных им "некоторых нарушениях действующих порядка и процедур".

- Они сказали, что правила таковы потому, что все мы – члены спецподразделения. Я был очень расстроен. Я помогал создавать все это, для меня это было глубоко личным. В то же время я понял, насколько уязвимо существующее положение дел. Ибо кто проверит нас? Кто охраняет охрану? Ни один посторонний человек не знал, что у нас происходит, а потому всё было очень плохо.

По словам Левина, совместными усилиями тогда удалось "очистить дерьмо", но после того инцидента на сердце осталось тяжелое чувство.

Весной 2004 года ему предложили продолжить службу в штабе, но вместо этого он решил уйти в отставку. Являясь одним из майоров в шведских вооруженных силах, он получал зарплату в 26 800 крон. Ему было 35, и большую часть из них он провел, делая себе карьеру в армии. Почти все, что осталось от этого напоминало лишь о секретной и бесполезной работе – вроде британского диплома за отличную службу в Косово – кому такое могло пригодиться на гражданке?..

…Собственно, на этом мы и закончим, потому что остальное повествование не касается шведского спецназа. Предыстория, как и последующие похождения Левина в ЧВК Багдада и Кабула, может быть и выглядят сенсационно для среднего шведского обывателя, но нас-то этой информацией много лет пичкали от души. А просветление Эрика, к которому он шел много лет: "В Ираке и Афганистане так поступать было нельзя", - вызовет лишь удивление тех, кто с детства глубоко постиг дзэн фразы "Восток – дело тонкое, Петруха". Полно, господа! Вам реально столько лет на понимание этого понадобилось?

Тем не менее, похождения Левина довольно познавательны. А поскольку написано все простым языком, гугл-переводчик довольно неплохо переводит на русский. Заинтесовавшимя предлагаю осваивать эту функцию самостоятельно.


(продолжение следует)



Счетчик посещений Counter.CO.KZ
Tags: Försvarsmakten, Särskilda Inhämtningsgruppen (SIG), Särskilda Skyddsgruppen (SSG), erik levin, Швеция, силы специальных операций
Subscribe

  • ССО ВС Норвегии в Сирии

    В продолжение темы: Вооруженные силы Норвегии в пятницу 16 апреля впервые официально подтвердили своё участие в военных действиях на территории…

  • Планы конкурса по замене норвежских Leopard 2A4NO

    В продолжение темы: Согласно принятому перспективному плану развития вооруженных сил, к 2025 году в норвежской армии должны появиться новые танки.…

  • Как менялась концепция

    Многострадальное продолжение к теме "Норвегия восстанавливает войсковую ПВО" Цитата: В начале 2009 года служба тыла ВС Норвегии FLO (Forsvarets…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments