andrej kraft (andrej_kraft) wrote,
andrej kraft
andrej_kraft

Categories:

Самовозбуждение геополитических оппонентов круговоротом гибридных войн



Я как-то не особо стремлюсь следить за новомодными течениями в фундаментальной военной теории, потому что далеко не все они выдерживают проверку временем. Помните RMA? Вот и я не то, чтобы даже не помню, а уже энное количество времени не могу вообще никаких хвостов найти, что же это за зверь такой диковинный. Хотя знающие люди говорят, что термин этот "гудел" в 90-х годах. Мол, "Революция в военном деле», всё такое. Но появившуюся примерно тогда же сетецентрическую войну (Network Centric Warfare) хочешь, не хочешь, пришлось принять к сведению, поскольку популярность за последние двадцать лет она приобрела немалую.

Подозреваю, что при нынешней ситуации когда-нибудь пришлось бы "припасть к истокам" и гибридных войн (Hydrid Warfare). К счастью, за меня это уже сделали другие.

Некто Владимир АРТЮХ разместил 30 сентября на сайте онлайн-журнала "Сентябрь" свою статью под названием "Туман «гибридной войны»: почему вредно мыслить гибридно".

Насколько я понимаю, автор - далеко не профессиональный военный. Тем не менее, он провел высококлассный, профессиональный и полный анализ, избавив всех интересующихся от необходимости самим копаться в истории вопроса. Лично меня больше всего привлекли следующий основные моменты:

============================

В апреле этого года президент Украины Петро Порошенко ездил в США и воспользовался моментом, чтобы назвать редакционную статью в New York Times[1], обличающую коррупцию в Украине, элементом гибридной войны, которая ведется против страны через распространение дискредитирующей государство информации[2]. В ответ на это колумнист упомянутой газеты написал редакционный комментарий... он заявил, что «украинские должностные лица (…) стараются отделаться от любой критики, представляя ее ‘гибридной войной’ со стороны России»[3].

Эта комическая ситуация обозначила определенный этап в долгом процессе развития идеи «гибридной войны», разработанной военными стратегами США в разгар «войны с террором». В дальнейшем представление о том, что Россия ведет гибридную войну на Донбассе, а также в Сирии и в Европе, стало частью доминирующего медиа- и экспертного дискурса в западных странах, захватив и украинское информационное пространство. Обратив обвинение в гибридности против влиятельного американского СМИ, Порошенко как бы завершил полный круг геополитической паранойи, склоняющей Россию и Запад к разоблачению гибридных коварств друг друга...

...История переоткрытия «гибридной войны» довольно курьезна. Она связана со специфическим прочтением статьи начальника российского генштаба генерала Валерия Герасимова, которая была опубликована в феврале 2013 года и «открыта» более чем годом позже. Герасимов описывал «нелинейную войну» как новый способ ведения войны, специфический для конфликтов после «арабской весны». Западные медиа, политики и милитаристские элиты восприняли эту статью как руководство, которым пользуются российские милитаристские элиты, и назвали ее «доктрина Герасимова»[14]. Вскоре понятие «гибридной войны» расширилось и стало описывать новую российскую угрозу для европейского общества[15]. Позже это понятие приобрело популярность в российских медиа и среди военных, в результате его начал использовать и сам Герасимов.

Переоткрыл Герасимова и назвал его статью «российской военной доктриной» сотрудник Радио Свобода Роб Коулсон в июне 2014 года. В своем посте в фейсбуке он заявил, что статья проливает свет на события в Украине[16]. На это обратил внимание исследователь российского криминалитета и системы безопасности Марк Галеотти[17], сделав комментарии к статье и связав ее с идеей гибридной войны. В них он интерпретировал раздумья Герасимова о “нелинейной войне” как скрытую декларацию собственно русской доктрины: «есть старый советский риторический прием, при котором ’предупреждение’ или ’урок’ из одной ситуации используется, чтобы изложить свои намерения или план»[18].

На самом деле статья одного из видных членов российской милитаристской элиты Герасимова – это доклад на конференции Академии военных наук, прочитанный в январе 2013 года[19]. По сути, автор оплакивает отставание российской военной науки и игнорирование «новых вызовов». Это похоже скорее не на военную доктрину, а на констатацию ее отсутствия. Интенция Герасимова в чем-то близка к таковой Хоффмана, хотя он и уступает последнему в эрудиции и аналитических способностях. Герасимов констатирует, что «лидирующие страны» уже внедрили реальность асимметричной войны в свои военные доктрины. Он также подразумевает, что эти страны взяли на вооружение некоторые методы такой войны, предлагая свою параноидальную интерпретацию событий «арабской весны»: «так называемые цветные революции в северной Африке и на Ближнем Востоке (…) это типичные войны XXI века»[20].

Как только поднялся шум о российской гибридной войне, изобретатель термина Хоффман воспользовался возможностью и с радостью подтвердил, что именно такая война и происходит в Украине (а также происходила в Грузии 2008 года). Он привел уничтожение малазийского самолета летом 2014 года как пример “катастрофического терроризма”, выступающего в его теории одной из тактик гибридной войны[21].

В июле 2014 года тогдашний генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен обвинил Россию в ведении гибридной войны, определив ее как «комбинацию военных действий, скрытых операций и агрессивной программы дезинформации»[22]. С тех пор функционеры НАТО регулярно использовали этот термин. Он также попал в издание The Military Balance 2015 Международного института стратегических исследований, где «гибридная война» уже начала включать дипломатию, информационные операции и экономическое давление[23]. В конце концов на одном из мероприятий НАТО было заявлено, что нет четкого определения гибридных угроз, которые ведут к определению гибридной войны[24].

За два года понятие гибридной войны приобрело значение любого вида воздействия России: от пропаганды до конвенциональной войны. Один из критиков назвал это понятие «франкенштейновским», обретшим свою собственную жизнь[25]...

...Понятие “гибридной войны” имеет две идеологические функции. На международном уровне оно стало привычным риторическим ходом в споре неоимпериалистических государств. А на национальном, если мы говорим об Украине — аргументом в пользу подавления оппонентов в условиях дефицита легитимности власти.

Критики заметили интересный феномен «парадокса гибридной войны»[41]: милитаристские элиты РФ и некоторых стран Запада как бы боятся, что они отстали в искусстве «гибридной войны», приписываемом оппоненту[42], и стремятся это упущение наверстать. Этот «парадокс» является продолжением взаимных параноидных проекций родом из времен холодной войны. Данное «помешательство на двоих» выливается в серию последовательных ходов.

Это коллективное наваждение гибридной войны более всего похоже на неловкую попытку милитаристских элит как-то сформулировать причины проблем, с которыми сталкиваются ведомые этими элитами государства. Американским ответом стала мания войны с всепроникающим терроризмом. Концепт гибридной войны был элементом этой мании. В первую очередь он применялся к «истовым» врагам на Ближнем Востоке. И это давало повод жестко переформатировать проблемный регион в пользу гегемона.

Когда Россия столкнулась с обострением противоречий в странах-клиентах, вылившихся в серию “цветных революций”, российские милитаристские элиты легко позаимствовали западную манию и уверенно заговорили о «гибридных войнах», обсуждая события в Украине и возможные сценарии для Путина. В 2015 году появилась серия публикаций в основных российских военных журналах, которые увязывали «гибридные операции» и «гибридные войны» с «цветными революциями». В конце концов сам Герасимов охарактеризовал «цветные революции» как гибридную войну Запада и предложил создать рабочую группу для создания ответной стратегии «гибридной войны»[43] (через два года после того, как его статью уже восприняли в таком качестве на Западе!).

============================

Круг замкнулся. Уроборос вцепился в собственный хвост.

Это просто какой-то праздник! А то я понять ничего не могу. Обычно, как только открываешь какое-нибудь иностранное издание, в моем случае чаще всего - скандинавское - а там натуральный плач Ярославны на забрале: "Все пропало, шеф, клиент уезжает, гипс снимают! Что делать, шеф, что делать?!!..."

Или хотя бы так: Вы что, не знаете, что в однобортном уже никто гибридно не воюет? Безобразие! Гибридная война у порога, а мы не готовы. Нет! Мы не готовы к гибридной войне... (почти с) Г.Горин, М.Захаров

Привыкнув за долгие годы к неповоротливости и инерционности российской военный машины, я никак не мог взять в толк, каким чудом она вдруг оказалась на кончике копья, на острие ножа (с) мировой военной теории и практики, чему с плохо скрываемым восхищением дружно завидуют все международные партнеры.

А оно вон как выходит...

Остатки базового образования услужливо подбрасывают мне термин "самовозбуждение". Слабо знакомые с радиоэлектроникой могли сталкиваться с таким явлением, когда подносишь микрофон к динамику, из-за возникающей при этом паразитной обратной связи система входит в резонанс и нарастающий пронзительный вой быстро заглушает все вокруг.

Думаете, может быть кто-нибудь уберет его от колонок? ИМХО, это вряд ли.



Счетчик посещений Counter.CO.KZ
Tags: hybrid warfare, гибридная война
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments